Возраст и горные походы

Из книги «О спортивном туризме вообще и о горном в частности (мысли вслух)».

Возраст и горные походы

Стареть не стыдно…
Глупо не признавать за жизнью
права на свои законы.

Анна Опарина, поэтесса РФ

Как соизмерить уровень подготовки горника с предельным возрастом, позволяющим проходить технически трудные маршруты в условиях высокогорья? Речь идёт о тех, кто в состоянии и в дальнейшем работать в первой ударной связке, а не просто жумарить по навешенным другими пе­рилам, чем порой грешат великовозрастные руководители.

Спортивное долголетие горников зависит не только от технического и высотного опыта, состояния здоровья, но и от сложившихся жизненных обстоятельств.

Так, легендарный японский альпинист Юичиро Миура совершил восхождение на Эверест в возрасте 80 лет, а российский альпинист Сергей Понамарёв при подготовке к восхождению на Эверест скончался в 33 года от сердечной недостаточности при акклиматизационном выходе, успев подняться всего на 100 м выше базового лагеря «6400», где ночевал.

Сложившиеся жизненные обстоятельства могут спор­тивному долголетию способствовать или препятствовать. Так, в период развала страны автор вынужден был на протяжении ряда лет по договору с английской фирмой «Эксплор» водить по несколько иностранных групп в год, в том числе на Эльбрус с Приюта-11, правда далеко не всего состава и не всегда. Это позволяло поддерживать высокую спортивную форму, несмотря на возраст далеко не гранично рекомендуемый для высотных восхождений — не более 50 лет [4].

В дальнейшем водить коммерческие группы прекра­тил, так как активно занялся организацией и проведением высотных работ, более интересных, творческих и неперио­дических. Тренировки в межсезонье в необходимом объёме, для поддержания соответствующей формы, из-за отсутствия прежнего стимула и во многом, благодаря «матушке лени», значительно сократил. Да и времени на них в те бурные распадные годы просто не оставалось. И когда, будучи ру­ководителем горного похода V к.сл., прошёл в лидирующей связке все перевалы и совершил восхождение, но при этом почувствовал, что на пределе допустимого для себя всестооннего напряжения, повесил на стенку подаренный мне на 60-летие фирменный ледоруб и принял решение закончить «карьеру» походника.

А вот позволить себе водить группы в походы I-III к.сл. или, тем более, что бы меня разгружали участники в походах высших категорий, несмотря на то, что подобные предложе­ния неоднократно вначале поступали, согласия не давал, так как никогда ранее на подобное не шёл, ибо не было в этом необходимости, а поэтому не мог позволить себе такого и в период окончания своего походного периода жизни.

Хотел, чтобы горняки запомнили меня руководителем и лидером в группе или в отделении на сборах при прохождении спортивных маршрутов V и VI к.сл. Это было всего лишь моё личное убеждение и насколько оно верное — судить другим.

Меня могут упрекнуть, что надо было заняться подго­товкой новичков или обучением разрядников, но отдал пред­почтение, уверен, не менее важному делу — возрождению горных соревнований, которые повсеместно перестали прово­дить в стране. Кроме того, за выступления на дистанциях в постсоветский период стали присваивать разряды и даже зва­ние МС, а существующая самодеятельная система проведения соревнований и подведения итогов требовала кардинальных преобразований, чем автор успешно и занялся.

В.Г. Коган