Тяньшаньские заметки

Елена Скуловатова,
команда  МКС (г. Киев),

 

Каждый горный массив красив и самобытен. Сравнивать их невозможно. Есть что-то удивительное и в Карпатах, и своей южной неповторимостью обладает Крым. Кавказ разный, даже в разных районах. Замечателен по-своему Тянь-Шань. На самом деле везде хорошо, интересно и живописно, но главное во всем этом даже не где ты, а с КЕМ. Люди, команда, с которой ты идешь, имеет такое же значение для успешного прохождения похода, как и погода, препятствия и красота маршрута. Именно с этими конкретными людьми ты строишь планы и тренируешься, делишься конфетой, который припрятал в карманчике, иногда они тебя злят, но в какой-либо момент ты понимаешь, что можешь ради них рискнуть многим, иногда даже жизнью…

Начать конкретный рассказ тяжело, так как непонятно, что принять за точку отсчета – принятое решение отправиться в пятерку, или знакомство с группой, а может в одной из кафешек Каракола все началось, а может еще раньше в голове у руководителя. Но событие состоялось – мы пошли в поход. 

Теперь, когда прошло время, могу сделать вывод, что это был один из самых приятных и физически легких для меня походов. Это, наверное, плюсы путешествия большой группой. Нас было 15 и что самое странное – 5 девушек (наверное, поэтому и поход был пятой категории :).
Надо отдать должное таланту нашего руководителя – Димы Гозака. Харизма этого человека на столько положительна, что участники к нему просятся «табунами». За весь поход не было ни одного конфликта.

Сама была не один раз руководителем, я чудесно представляю, сколько работы, мыслей и сил вкладывается в организацию похода, да еще такого масштабного. Дима человек гедонистического склада, любитель комфорта и земных благ, поэтому мы практически не мокли под дождем, не шли ночами в темноте, не бежали вверх, не натирали ног и не стонали под рюкзаками. Это было довольно непривычно, но фраза «мы не спортсмены, мы здесь отдыхаем» была постоянным девизом группы. В одиннадцать утра мы пили кофе с сыром. Иногда баловались киселем на перевалах, а в заброске лежали тыквы, дины и Бейлис…

Конечно, Дима сам ничего бы не сделал, без команды, без людей которые ходят с ним много лет. У каждого из них уже определилась своя роль, каждый выполняет свою работу – составляет раскладку, собирает средства, входит в контакты с местными перевозчиками, контролирует вопросы медицины, или навешивает веревки на маршруте. Интересно, что в такой большой группе каждый смог найти себе то, что искал. Не все идут у горы, только для того, чтобы  навешивать перила, преодолевая технические сложности. Например, Саша Гозак (МС с шестерками за плечами, думаю, ходит попить кофе, пообщаться и конечно «расписать пулю»).

Я ходила учиться – вешала перила, задавала тысячу вопросов, уточняя для себя вещи, которые казались непонятными. Значительный опыт соревнований помогал. Все было просто и понятно: как повесить, как сдернуть, как лезть. Но ощущалась и существенная разница: забитый тобой крюк – это не трижды подстрахованная судейская станция, на которой можно висеть, прыгать и тянуть полиспаст, да и жумарить на четырех тысячах по пятьдесят метров вертикали получается совсем не так «бодро и весело» как на соревнованиях.

Кроме техники надо, еще знать много других вещей.  Но главное, чему я старалась научиться у Димы – это отношению к людям. Именно его искренний, доброжелательный характер, кажется, оберегал нас от опасностей, которые подстерегали на каждом шаге. Уже давно интуитивно ощущаю, что в горы нельзя идти со злобой, с долгами, или с амбициями. Туда надо идти искренним, иначе горы не примут и не простят. Нас они пугали, предостерегали, но не били. В этом году, как никогда ранее, была высокая камнеопасность, на всех перевалах летели камни.
Апогеем камнепада стал случай на перевале Джигит (3А*). Подъем на перевал  проходит по кулуару между ледопадом и скальною стеной и по всем описаниям был совершенно безопасным. Когда мы стали обрабатывать подъем на перевал, начала портиться погода, небо стало пасмурным, пошел снег. Мы успели провесит три веревки из шести. Три другие бухты ждали на базах вместе со всеми бурами и двумя качественными ледорубами для первого. Лагерь поставили внизу. Под вечер начали сходить небольшие лавины, поэтому решили остальные веревки провесить на следующий день. Вечером растянуло, выглянуло солнышко, мы готовили ужин, слонялись, фотографировали… Вдруг услышали вопль: «КАМНІ!». 

За время похода эта команда стала культовой, поэтому все стремглав бросились бежать. Одной из первых выбежав на повышение, я увидела картину, забыть которую невозможно – бегут люди, в разные стороны, панически, а по кулуару с диким ревом несутся камни, сбивают другие камни, разбиваются, летят тысячами кусочков, огромным ревущим потоком… Когда все кончилось, первой я обняла девушку, которая стояла рядом босая на снегу, потом всех подряд – это был День рождения…

На следующий день мы с напарником вышли в два часа ночи, чтобы собрать хоть какое-то снаряжение, без которого группа не смогла бы выбраться из цирка. Весь кулуар был пропахан, как будто кто-то хотел засеять здесь рожь. Возле вытоптанных нашими палатками мест валялись огромные каменные глыбы… Из шести веревок целой осталась одна и много-много малых кусочков от шести до двенадцати метров, осталась там навсегда и часть «железа», и кто обо всем этом  будет жалеть, если, к счастью, все остались живы.

Пока мы снимали снаряжение, уцелевшее после камнепада, ребята внизу ждали, вызвали нас по рации, волновались, просили быстрее спускаться. Периодически летели камни, но уже одиночные. Спустившись, и отойдя в безопасное место, мы еще час приходили в себя, после напряжения от пребывания в этом кулуаре без всякой страховки, т.к. все снаряжение осталось на верхней базе, к которой еще надо было добраться.

А напоследок стал фейерверком камнепад с противоположного кулуара. Но на этот раз мы были уже в безопасности и могли насладиться этим величественным и таким грозным зрелищем. Внизу в лагере нас встречали чаем. Такие вкусные чаи бывают только в горах.

 

Тянь-Шань. Терскей Ала-Тоо, август 2008 года.