Происшествие в районе Безенги на леднике № 446

Некатегорийный поход в районе Безенги группой из Запорожья (руководитель Н. Беззубов) задумывался с целью дальнейшего совершенствования техники движения по снежно-ледовому рельефу в рамках подготовки к проведению в будущем году похода VI к.с. в районе Матчи.

На скальном рельефе мы работаем гораздо чаще (организовываем по несколько сборов в году, т.к. Форос рядом, не за границей) и, как следствие — на всех соревнованиях на скальных дистанциях наши успехи выше.

Поэтому нитка маршрута у нас была «чисто ледовая», в частности, радиальные выходы на  в. Думала (3А) — Вост. плечо в. Миссис-тау (2Б*) — пер. Курсант (2А) — пер. Птица (3А), в том числе прохождение 4-х ступеней ледопада Кундюм-Мижирги. Наш график был следующий:

31.07 — совершили подъём на в. Думала (3А, 4680).

03.08 — сделали подход и в 13.00 мы разбили лагерь на Верхних Курсантских ночёвках (3400) — это «стартовая площадка» для восхождения на близлежащие вершины — Брно, Курсант, Миссес-тау (полуднёвка).

04.08 — в 6.15…6.30 мы вышли из лагеря для подъёма на ледник № 446 и далее на Восточное плечо в. Миссес-тау. Нас было 9 человек:

Максим Принь, Сергей Чорногуб, Андрей Телюпа, Игорь Перегинец, Константин Скрипченко, Сергей Дмитриев, Юлий Дорошенко, Сергей Фролов и я, Николай Беззубов.  Десятый, Дмитрий Дьячков, остался в лагере.

Погода ранним утром была пасмурная, затем развиднелось, почти всё время была высокая облачность. Дождя или снега не было.

Подъём на выположенную часть ледника занял у нас менее полутора часов. Ещё 20…25 минут подходили к началу снежно-ледового взлёта по следам вчерашней связки альпинистов. Накануне вечером, около 19-ти часов, с в. Миссис-тау спустилась связка альпинистов. Кажется из Костромы или Саратова. Забрали свою заброску и побежали вниз. Перебросился с ними парой слов об оптимальном пути подъёма. Они поднимались ближе к правому гребню, спускались вдоль левого (если смотреть со стороны подъёма).

У начала снежно-ледового взлёта разобрали снаряжение (распустили верёвку, навесили на себя ледобуры, карабины, жумары, одели кошки и т.д.) и начали подъём по снежно-ледовому взлёту. Когда он перешёл в крутой ледовый склон — начали навеску перил на ледобурах. Временами нас накрывал туман, что замедляло наше движение вверх.

После 4-х верёвок подъёма склон резко выположился и мы вышли под ледовую стенку почти вертикальную, высотой до 20-ти метров. По рекомендации А. Телякова (у них в какой-то год здесь была ночёвка), начали движение по перилам вдоль неё влево, чтобы выйти на гребень и по нему подняться на снежно-ледовую полку — Восточное плечо в. Миссес-тау.

Когда до гребня оставалось пройти около одной верёвки, я выпустил вперёд Сергея Чорногуба, он шёл первым. В это же время с рёвом пролетел самолёт. Я сказал: «Мужики, это не к добру». Через 3…4 секунды на нас рухнул снежный осов, который сбросил шестерых — Сергея Чорногуба, меня, Костю Скрипченко, Сергея Фролова, Максима Приня, Сергея Дмитриева и мы улетели по склону вниз.

Удар снежной массы и наше падение сорвали перила, среднюю станцию из 3-х ледобуров, общую для двух перильных верёвок, и сбросили находившихся на другой верёвке 3 человек, хотя под осов снега они не попали. Ледобуры были смяты и вырваны, 3 карабина, по крайней мере,  разогнуло и вырвало у них защёлки, что выяснилось, естественно, позже.

После скольжения по склону мы начали падать вдоль ледовой стены. Падение сопровождалось ударами об её выступы. Глубина падения составила более 100 метров. После приземления на участок нижнего выполаживающегося снежно-ледового склона мы постепенно остановились.

Плотной группой нас приземлилось четверо: Максим Принь, Костя Скрипченко, Сергей Фролов и я. Нас лишь слегка припорошило снегом, но двигаться мы не могли, т.к. были плотно спутаны верёвками. Я сумел дотянуться до верхнего кармана рюкзака, достать нож и перерезал всё, что не позволяло двигаться. Затем встал и пересчитал участников. Все сидели на снегу, а один лежал выше в метрах 40…50-ти от нас. Поднялся к нему  — это был Игорь Перегинец. Он лежал вниз головой по склону и периодически хрипел. Я перевернул его на спину, подложил рюкзак и хотел оказать посильную помощь, но через несколько секунд он перестал дышать.

Спустился к Андрею Телюпе, посмотрел на состояние его ног и попросил ребят оказать ему помощь, а сам пошёл вниз, чтобы дать указание Диме Дьячкову быстро спуститься на нижние ночёвки за подмогой, так как там стояли туристы. После этого вернулся на ледник. Ребята уже приспустились на более пологую часть ледника, поставили палатку, к которой Максим Принь на коврике подтащил с травмированными ногами Андрея Телюпу.  Я обколол его раны ледокаином, дал обезболивающее.

После этого организовал спуск вниз тех, кто хоть как-то мог самостоятельно двигаться (Максима Принь и Сергея Дмитриева). На полпути мы встретили первую подмогу — человек 10 с Нижних Курсантских ночёвок, которые помогли и нам. Позже подошёл к остальным пострадавшим и отряд МЧС из альплагеря Безенги.

Все участники были эвакуированы в альплагерь, а затем в г. Нальчик.

 

Беззубов Н.Н.,
руководитель группы