«О спортивном туризме вообще и о горном в частности (мысли вслух)»

В.Г. Коган

О СПОРТИВНОМ ТУРИЗМЕ ВООБЩЕ И О ГОРНОМ В ЧАСТНОСТИ (мысли вслух)

Дополнение к первому изданию

 

2018ББК 75-81 К57

К57 О спортивном туризме вообще и о горном в частности (мысли в слух). Дополнение к первому изданию Коган В.Г.: — Доминанта принт, 2018 — 30 с.

Среди многообразия видов туризма особое место за­нимает спортивный туризм и, в частности, горный, будучи наиболее техничным, трудоёмким и рисковым, среди других видов туризма. Представители горного туризма стояли у ис­токов становления спортивного туризма в 1928 г. Однако в силу ряда объективных и субъективных причин развитие и становление горного туризма проходило довольно сложно и даже трагично.

На основании бесед с очевидцами того периода и данных литературных источников, а также личного опыта автор увлекательно излагает материал, рассказывающий об исторических этапах, которые прошёл горный туризм со дня своего становления, о его взлётах и падениях, о превратнос­ти судьбы вчера и сегодня. Публикация носит определённый полемический характер, в ней изложено виденье автора о прошедшем и происходящем.

В данном дополнении кратко приведены ответы, возможно, с некоторыми повторениями, на вопросы, которые вызвали разноплановые отклики со стороны отдельных читателей к первому изданию [1] и, главное, требующие, по мнению ав­тора, соответствующих уточнений и более убедительных и детальных обоснований.

Приведенный в публикации материал в равной степе­ни заинтересует тех, кто делает первые шаги в горном ту­ризме, активных спортсменов-горников, ветеранов туризма и просто интересующихся этим видом спорта.

ISBN 978-617-7371-36-5 ТОВ «Домінанта принт»

Коган В.Г., 2018

 

ПРИНЯТЫЕ СОКРАЩЕНИЯ

ВК ФКиС — Всесоюзный комитет по делам физической культуры и Спорта страны

ВЦСПС — Всесоюзный Центральный Совет Профессио­нальных Союзов

ВИП — высшая инструкторская подготовка (в туризме)

ВТП — высшая туристская подготовка

ВУЗ — высшее учебное заведение

ЗМС — заслуженный мастер спорта

МС — мастер спорта

МКК — маршрутно-квалификационная комиссия (сегодня фактически классификационная комиссия)

КМС — кандидат в мастера спорта

к.тр. — категория трудности (перевала)

к.сл. — категория сложности (похода, путешествия)

НТП — низшая туристская подготовка (уровень А и В)

ОПТ — Общество пролетарского туризма (Всесоюзное добровольное …)

ОПТЭ — Общество пролетарского туризма и экскурсий (Всесоюзное добровольное …)

РФ — Российская Федерация

СИП — средняя инструкторская подготовка (в туризме)

СТП — средняя туристская подготовка

СТЭ — Совет по туризму и экскурсиям

ТЭУ — Туристско-экскурсионное управление

УСБ — учебно-спортивная база (по обучению туристов)

ФСТ — федерация спортивного туризма

ФСТУ — федерация спортивного туризма Украины

ЦМКК — Центральная маршрутно-квалификационная комиссия (сегодня фактически Центральная классификационная комиссия)

ЦСТЭ — Центральный совет по туризму и экскурсиям

 

СОДЕРЖАНИЕ

КРИТИКОВАТЬ НЕЛЬЗЯ ОДОБРЯТЬ

От автора

Ведущий вид туризма

Техническая сложность маршрутов

Проникновение пешеходников в горы

Лидеры в кавычках и без

Друзья и «друзья»

Возраст и горные походы

Отношение к обучению в туризме

Обучение и горный туризм

Обучение в послевоенный период

«Ноу-хау» самодеятельного туризма

Обучение и тренер

Туризм в постсоветский период

Развивается спортивный туризм или…?

Горный туризм в системе ФСТУ и в целом

Использованные источники

 

Господи,…Пока я дышу, не дай перейти

Из жизни вольной, в команду смирных.

А. Буйнов, певец, автор текста

 Вводная часть

Кратко, по сути дела, даны ответы на разноплановые отклики со стороны отдельных читателей к первому изда­нию [1] и, главное, требующие, по мнению автора, соответ­ствующих уточнений, возможно, с некоторыми повторения­ми, а также и более убедительных и детальных обоснований. То есть, дополнение к первому изданию не только утверж­дает, но одновременно и оппонирует, следовательно, НОСИТ определённый полемический характер. В нём изложено ви­денье автора о прошедшем и происходящем.

Ссылки по истории развития туризма в СССР и послевоенные годы сделаны, в основном, на документально обоснованное издание автора-составителя А.А. Алексеева [2].

 

Всё, что мы сегодня имеем —

результат наших вчерашних действий.

Далай-лама XIV

От автора

Первыми попытками критически оценивать и всесторон­не анализировать отдельные ошибочные утверждения и действия пеше-горных коллег и мнимого велоспециалиста по горному туриз­му, а также деструктивные решения руководства ФСТУ, были ста­тьи в Информационных сборниках «Горный туризм», ежекварталь­но издаваемых в 2007-2016 годах от имени Горной комиссии ФСТУ.

Так, авторы статей резко выступили против выдвинутого на заседании Президиума ФСТУ в декабре 2007 года требова­ния, чтобы видовые комиссии разработали на ближайшие годы концепцию развития, предусматривающую по ВСЕМ видам туризма нитки маршрутов V к.сл. на территории Украины. Подобная несуразная идея (типа, Говерла — украинская Джо­молунгма) была поддержана председателями ВСЕХ видовых, комиссий и не только ими, кроме горной.

Горная комиссия отказалась планировать подобное абсурдное решение, которое в дальнейшем, естественно, ни одним видом туризма не могло быть, и не выполнено по сей день. А ведь понимая, что это безрассудство, тем не менее, коллеги ЕДИНОГЛАСНО проголосовали «за» него. В знак про­теста горная комиссия вынуждена была в полном составе в январе 2008 г. сложить с себя полномочия до следующих выборов, которые состоялись в 2009 году.

К большому сожалению, на территории Украины от­сутствуют категорированные перевалы, т.е. природные возможности проведения даже мало-мальски полноценных спортивных горных походов хотя бы I к.сл. Радиальные подъёмы по скалолазным маршрутам Крыма вплоть до 6 к.тр., привязанные к пешеходным походам ниже 1 к.сл. вдоль ЮБК, — это выглядело бы даже хуже пародии на горный туризм.

Таким образом, в сборниках «Горный туризм» не взи­рая на мнения вице-президентов и других представителей с высоким положением, происходящее называлось своими именами. Правда о происходящем воспринималась в штыки не только руководством ФСТУ, но и нашими киевскими оппо­нентами, а также их подпевалами с регионов. Размещаемые в сборниках методические материалы, а также освещающие текущие и исторические события, по откликам большин­ства читателей, были на злобу дня, их считали интересными, полезными и необходимыми, т.е. получатели централизован­но рассылаемых Информационных сборников были за дальнейшее их издание.

Однако, личностные непомерные амбиции и необос­нованная самоуверенность некоторых, не подтверждённая в дальнейшем в правильности анонсированных суждений, но главное и непростительное, — отсутствие желания признать свою неправоту, сделали невозможным продолже­ние сотрудничества, и в ответ их выпуск был прекращён.

Предыдущее издание с подзаголовком «мысли вслух» [1] стало, в какой-то степени, обобщенным продолжением по­зиции, занимаемой сборниками и, прежде всего, автором. Отрицательную реакцию некоторых и вполне конкретно­го плана лиц, как и на отдельные статьи в сборниках, не трудно было предвидеть. Они узнали ближайших или даже себя и отдельные из них стали нашёптывать другим для передачи по цепочке, что «многим публикация не понрави­лась». Однако у большинства горников мнения оказались противоположными. Более того, по просьбе коллег отдельные экземпляры публикации были переданы для туристских би­блиотек за рубежом.

Тенденция тривиальная, когда кто-то говорит правду и далеко не для всех лицеприятную, безусловно, подобное во­спринимают и оценивают неоднозначно и даже отрицательно.

Раз публикация многих не оставила равнодушными, значит, в конечном итоге, поставленная цель была автором достигнута и это главное. А за стиль изложения, далеко не дипломатический, заранее приношу извинения.

 

Ведущий вид туризма

Если на клетке слона прочтёшь

надпись «буйвол» — не верь глазам своим.

Козьма Прутков

Определенная категория туристов болезненно воспринимала приведенные в предыдущей публикации сведения, т.к. они разрушали сложившиеся и укоренившиеся за многие годы в их сознании, но не бескорыстно надуманные и не соответствующие действительности стереотипы. К ним привыкли, с ними сроднились, а их, вдруг, низвергают.

Так, многие годы нам постоянно, настойчиво и небезрезультатно насаждалась ложная идея о главенствующей роли пешеходного туризма. Давайте от голословных утверждений обратимся к реальным фактам.

Отдельной пешеходной комиссии в системе туризма до 1980 года не существовало, а была объединенная комиссия — пеше-лыжная (писалось именно через дефис). Таким образом, со времён ОПТ (с. 1928 г.), когда горная комиссия в качестве ведущей секции уже функционировала, обособленная пешеходная комиссия образовалась только спустя 52 года, а после возрождения в 1965 г. горного вида – лишь через 15 лет.

Риторический вопрос к ложно ранее веровавшим:

Каким образом вид туризма, у которого 52 года подряд из 63 лет (1928 – 1980 г.г.) даже не было самостоятельной комиссии, мог всегда быть ведущим?!

Самым технически примитивным, а поэтому предельно доходчивым, в т.ч. и для лиц неадаптированных для занятий спортом, пешеходный туризм действительно всегда был и им остаётся. А нам несуразицу о ведущем пешеходном виде, а не как об общедоступном и пионерам, и пенсионерам, годами вдалбливали в сознание, как истину в последней инстанции.

Почему всё же спустя 52 года наконец-то возникала необходимость узаконить пешеходную комиссию, несмотря на то, что ранее без лыжных походов возможность ее существования, как самостоятельной, многие годы не признавалась. Причин возникло несколько, которые дополнили друг друга.

ЦТЭУ постоянно расширяло сеть коммерческих маршрутов и ими должны были стать пешеходные путешествия, а не пугающие профсоюзных чиновников горные походы. А жителей равнин, приобретающих путевки, наоборот, могли привлечь только необычные и впечатляющие их воображение горные пейзажи, а не раскаленные песчаные барханы пустынь или таёжные дебри с мошкарой, или болотистые места с комарами.

После Великой отечественной войны у определенной части туристов все большую популярность начали приобретать горные районы. Не реагировать на это ЦТЭУ не могло и вынуждено было в 1957 г. узаконить горно-пешеходные походы с прохождением перевалов 1А, а затем и 1Б к.тр., тем более, этого требовали, прежде всего, интересы самого ЦТЭУ.

Изюминкой плановых маршрутов являлось прохождение именно перевалов, но не тягучих и однообразных скотопрогонных (н/к), и не только всецело неспортивных 1А к.тр., но даже и 1Б к.тр., многие из которых является достаточно доступными физически здоровым людям. Именно поэтому прохождения категорированных перевалов были узаконены в пешеходных путешествиях. Так, на Кавказе возникли Северный и Южный приюты перевалов Клухор (1А), Донгузорун (1А), Бечо (1Б) и до. Турбазы плановых «пешеходных» маршрутов появились и в других горных районах страны.

Возникла и дополнительная причина. Появилась пользующаяся большим авторитетом и уважением личность – Лукоянов П. И., полковник, ЗМС, в дальнейшем много лет руководил Центральной комиссией лыжного туризма ФТ СССР, который настаивал на существовании такого отдельного вида, как лыжный туризм. Его идею поддерживало, что было весьма значимо, спортивное руководство Минобороны страны.

Таким образом, возникло ряд предпосылок вынудивших создание, самостоятельной пешеходной комиссии. При этом, руководствуясь коммерческой целесообразностью и не желая того, ЦТЭУ заложил под горный туризм мину замедленного действия, которая в дальнейшем способствовала ползучей оккупации гор пешеходниками.

 

Техническая сложность маршрутов

…сложность маршрута…

в преодо­лении технических сложностей.

Н.Д. Бондарев, МС, член ЦМКК

Техническая сложность горного похода определяется, в основном, соответствующим набором категорированных перевалов, у которых их техническая трудность повышается по мере повышения к.сл. маршрутов.

Убедительным подтверждением этого является утверждение не рядового туриста, а некогда заместителя директора института им. Курчатова, т.е. ученого, МС, члена ЦМКК Бондарева Н.Д. Он опроверг утверждение не просто представителя тогда ещё комиссии пеше-лыжного туризма Тихомиро­ва В.Д., а президента Федерации туризма СССР, который продолжал настаивать даже в 1975 году, что сложность «пу­тешествия» определяется их проведением исключитель­но в «малоосвоенных и малонаселённых районах страны», а не технической сложностью маршрутов [2, с. 313]. Кто бы с этим спорил, если бы речь шла только о «путешестви­ях» и подобные утверждения не распространялись бы и на «спортивные походы».

В категорической форме Н. Д. Бондарев ему возразил:

«…сложность маршрута не в удалении от населённых пунктов, а в преодолении технических сложностей, и имен­но этим туризм горный отличается от пешеходного» (выделено автором) [2, с. 233].

Справедливости ради следует отметить, что по мно­гим другим вопросам, касающимся развития самодеятель­ного туризма в целом, Владимир Дмитриевич Тихомиров сыграл весьма важную, значимую и положительную роль.

Для подтверждения, что при прохождении спортивных маршрутов главенствующая роль именно «в преодолении технических сложностей», а не «физических трудностей», рассмотрим два сопоставимых по аналогии примера.

Подняться без лифта на двухсотый этаж дома с грузом 30-50 кг и без остановки в течении часа не просто трудно, но очень трудно, однако это никоим образом нельзя назвать прохождением категорированного препятствия, являюще­гося элементом горного похода, т.к. отсутствует необходи­мость в квалификации горника. В то же время, на подъём по лестнице даже без груза человек тратит в течение часа порядка 1526 килокалорий, теоретически, т.к. никто не по­днимается по лестницам без остановки целый час.

Аналогично, переносить в пешеходном туризме такие же тяжёлые рюкзаки по пересечённой местности, независи­мо от удалённости от населённых пунктов, безусловно, очень тяжело, но подобные действа также недопустимо считать спортивными маршрутами, так как на самом деле, это всего лишь познавательные экстремальные путешествия и не более.

Перевалы 1А к.тр. и многие 1Б к.тр. с высотой сед­ловин около 2500 м (походы I-II к.сл.) каждый здоровый человек, как отмечалось, может пройти без предварительной подготовки. То есть, у таких маршрутов отсутствует суще­ственная техническая сложность. В связи с этим они факти­чески ещё не походы, а горные путешествия, которые в зна­чительной степени являются всесторонне адаптационными к высокогорным условиям, нежели спортивными.

Однако, уже начиная с прохождения перевалов 2А к.тр. (походы III к.сл.) и до ЗБ к.тр. (походы VI к.сл.), не говоря о ЗБ* к.тр., горникам не обойтись без начальной, а затем и без специальной постоянно повышающейся предварительной по­дготовки перед переходом к перевалам более высокой к.тр.

Приведенные выше примеры наглядно показывают, нельзя утверждать о спортивном походе у пешеходников, со­вершающих свои путешествия в районах пешеходного туриз­ма (тайге, тундре, пустыне и пр.), в связи с отсутствием при прохождении маршрута значимых не «физических» (болота, лесные дебри, барханы и пр.), а «технических трудностей».

 

Проникновение пешеходников в горы

Если кто-то позволяет атаку на нас,

то, соответственно, каждый имеет право на защиту.

Цитата из «Живущие рядом»

 

Помимо окончательного решения ЦСТЭ о допустимости включать в нитки пешеходных путешествий не только перевалы 1А к.тр., но и 1Б к.тр., продолжение оккупации горных районов после появления горного вида также было вызвано и рядом других весьма существенных причин.

В частности, отсутствием серьезных возражений со стороны ведущих горников страны, из-за нежелания портить отношения с пешеходным активом. Ведь вчера все они были горно-пешеходниками и как Васе и К, с которым когда-то прошел, например, перевал 1Б к.тр., запретить сегодня проходить перевал 2А к.тр.?!

В подобных изначально продолжавшихся, казалось бы, безобидных решениях не предполагалась возможность возникновения в дальнейшем весьма отрицательных последствий. Следует отметить, в период, когда горный туризм только утверждался как самостоятельный вид, ведущие горники страны считали нестыковки между видами издержками переходного периода, которые неизбежно будут в дальнейшем устранены, но, не так оказалась, как предполагалось.

Начнём с того, что изначально Центральной горной комиссии вскружили голову необъятные просторы высокогорья, при их финансовой доступности и решаемой проблемы по требуемому времени на походы. Вот почему ЦГК под одобрительное подначивание пешеходников абсолютно неоправданно отказалось от среднегорья с категорированными перевалами, которые следовало бы использовать, как близкие для многих регионов полигоны с целью подготовки высокогорное.

Медленно, но целенаправленно среднегорье стало заполняться пешеходными путешествиями с перевалами 1Б к.тр., далее 2А к.тр., а затем и 2Б к.тр. А ЦМКК, почему-то, этого «не замечали». Запрещённые в пешеходном туризме перевалы 2А-2Б к.тр. – проходить можно, а за не целенаправленные, а попутные восхождения на башни даже 1А-2А к.тр., при опыте 3Б*к.тр., безжалостно снимало с горников «три шкуры». Как и чем это можно объяснить? Повышенной заботой о безопасности горников со стороны пешеприверженцев, которые «правили бал» в ЦМКК и ФТ страны, или предвзятой любовью, скрываемой, когда это выгодно, за буквой закона?

Как известно, «лиха беда начало» и «аппетит приходит во время еды». Освоив среднегорье и не встретив должного запрета, при абсолютной, «невнимательности» ЦМКК, пешеходники начали проникать и в высокогорье. Ведь, «что не запрещено, то разрешено».

Дальнейшее поползновение пешеходников на проведение путешествий в высокогорье было вызвано во многом и тем, что надуманную техническую сложность маршрутов в пешеходных районах с появлением путешествий IV-VI к.сл. все труднее и труднее было обосновать. Периодически издаваемые «Перечни классифицированных туристских маршрутов на … годы» в силу ряда причин, часто не могли в полной мере служить эталоном для определения к.сл. при планировании маршрутов и, особенно, для оценки отчётов о путешествии.

То ли дело, проходится «пешеходный» с категорированными перевалами маршрут и нет необходимости к.сл. такого путешествия доказывать МКК. Он действительно относительно технически трудный и, вдобавок, не только спортивный, но красивый и интересный, однако, фактически является не пешеходным, а фиктивно пешеходным путешествием.

Из-за того, что у пешеходных путешествий IV-VI к.сл. «техническая» сложность возрастала преимущественно путем лишь линейных удлинений маршрутов, резко упала их привлекательность. От безысходности пешеходники воспользовались ящиком Пандоры, открытым ЦСТЭ ещё в 1965 г. и неприкрытым в дальнейшем, прежде всего, ЦМКК, т.е. выбрали неблаговидный путь рейдерского захвата высокогорных районов своими «пешеходными» путешествиями.

Но не только за счёт увеличения протяженности и присовокупления перевалов, также путем притягивания «за уши» таких «сложностей», принятых у пешеходников от безнадежности и безысходности, и неприемлемых в горном туризме и альпинизме, как отходы и подходы к перевалам, опасности переправ (?) и прочего неспортивного набора, позволяющего необоснованно повышать к.сл. маршрутов. Т.е. маршрут де-факто горный, а определение его к.сл. – пешеходное?!

Действия пешеходников выглядит подобно тому, если бы на соревнованиях прыжков в высоту все прыгали бы без разбега, как это имело место до 30-х годов прошлого столетия, а какой-то группе «спортсменов» разрешили бы прыгать с разбегом, а разряды и звания присваивали бы как за прыжки с места. Однако руководство ФСТ страны подобная метаморфоза, видимо, никак не смущает. А может причина в том, что ничего другого, что можно было бы назвать «спортивной технической трудностью» у пешеходников просто нет?

Справедливости ради следует отметить, что в России при восстановлении спортивного туризма была предпринята попытка разделить между собой спортивные походы и путешествия,  но она изначально была обречена на провал. При более детальном анализе станет понятно, что подавляющее большинство пройденных и не только пешеходниками маршрутов следовало бы отнести к путешествиям. То есть, кроме горных и водных подходов в чемпионате страны практически не было бы кому участвовать. В связи с этим, руководство Федерации вынужденно прячет, как страусы, голову в песок, делая вид, что ничего не видит, ничего не знает и ничего не понимает.

Суть проблемы в том, что определяющим к.сл. у действительно пешеходных путешествий является всего лишь рекомендованный в спортивном туризме параметр протяженность, который «Правила», как известно, допускают даже сокращать. В этом пешеходникам способствует не только указанное попустительство, но также и постоянно меняющаяся, как поры года, методика оценки к.сл. их путешествий.

Так, несмотря на многолетние заявления автора и не только о недопустимости называть пешеходными извращенные горные походы, руководство федерации с этим соглашается, но в итоге, ничего не предпринимает, а пешеходники следуют морали басни дедушки И.А. Крылова, высказанной им 200 лет тому назад: «А Васька слушает да ест».

В последние годы наблюдается новый подход к оккупации пешеходниками горных районов – путём прямой подмены понятий. Порой чисто горные маршруты, а не упрощенные, руководители групп именуют пешеходными, так как такой пройденный маршрут не только легче защитить, но гораздо проще оформить и выпуск группы.

Автору известен случай, когда не выпущенная в горную тройку киевская группа заявила фактически тот же маршрут как пешеходный и назло горной подкомиссии ее выпустила пешеходная подкомиссия смежной МКК в пешеходную тройку. Иногда превалируют амбиции. Эта же группа с прежним основным составом желая показать отсутствие межвидовой разницы, была выпущена аналогично настроенной подкомиссией МКК в полноправную горную пятерку, которая официально именовалась пешеходной. И как прореагировала «принципиальная» украинская ЦМКК? Поход стал призером очередного чемпионата страны.

Таким образом, сочетание целого ряда возникших в прошлом, а также сопутствующих и дополняющих друг друга отрицательных сегодняшних обстоятельств, ошибочных решений, разбалансированность системы туризма в целом и ничем не оправданное потворство пешеходникам со стороны руководства ФСТ и ЦМКК, стали причиной того процесса, который повсеместно и необратимо происходит в пешеходном туризме:

Высших к.сл. пешеходные путешествия непрерывно и по вполне обоснованным причинам все больше вырождаются в упрощенные горные походы.

В результате явной безысходности, пешеходные туристы в наглую стали горные походы именовать пешеходными.

Низших к.сл. пешеходные маршруты продолжают оставаться не спортивными походами, а познавательными путешествиями, одним из видов активного отдыха, а также школьно-природоведческими и не более.

Именно такое положение на сегодня, как ни печально, мы наблюдаем в пешеходном де-факто неспортивном туризме.

 

Лидеры в кавычках и без

Управляющие действуют по пра­вилам,

лидер действует правильно.

У. Беннис, учёный, США

Многие достаточно активные и квалифицированные туристы в постсоветский период порой вынуждено, в борь­бе за хлеб насущный, нашли достойное применение своим лидерским качествам в других видах деятельности. Таким образом, они невольно ушли или отошли от положения ве­дущих в туризме. Да и ограниченный непривычной работой ресурс времени в новых условиях этого требовал.

Как известно, «свято место не бывает пусто» и, как обычно в подобных случаях, на смену им всплыли на поверхность абсолютно другого плана активисты. Туризм стал для них возмож­ностью хоть как -то проявить себя, вроде бы, как руководителя, т.е. восполнить неудачи в несостоявшейся карьере, кто в основном виде своей повседневной деятельности так ничего и не достиг, а теперь пытается занятием туризмом как-то компенсировать обра­зовавшуюся хроническую пустоту. Их прежняя жизнь свидетель­ство того, что они не созидатели, а, в лучшем случае, пусть даже весьма активные, но всего лишь топтуны на месте.

Существует опасность, что возомнившие себя лидерами, а в действительности являясь неплохими, но всего лишь массовиками-затейниками, они фактически не видят дальнейше­го перспективного пути развития ни своего вида, ни туризма в целом. Их активности хватает всего лишь для организации мероприятия, тиражирования вчерашнего и усложнения, а не улучшения достигнутого, а поэтому невольно становятся тормозом на пути дальнейшего развития спортивного туризма.

Подобные энтузиасты постепенно, чтобы оставаться наплаву, шаг за шагом будут сдавать с таким трудом достиг­нутое, лишь бы угодить ультраконсерваторам, желающим кому-то назло дискредитировать нововведения, а подчас, будучи неспособными воспринять новшество, движимые за­вистью и/или старческой ленью. Противостоять их напору подобные «лидеры» не в состоянии, так как сами являются не борцами, а всего лишь тривиальными приспособленцами. Ра­дует, что подобное далеко не везде носит всеобщий характер.

 

Друзья и «друзья»

И лучше будь один,

Чем вместе с кем попало.

Омар Хайям

Твёрдо знал и многократно имел возможность убедиться, что рядом постоянно находятся верные и бескорыстные друзья. Рискуя жизнью, они спасли меня в шахте из-под завала, а в горах — после срыва, падения в трещину и попадания под камнепад. К большому сожалению, так же познал и удостоверился, что встречаются не только отрешённые от мира сего обыватели и начальствующие «универсалы» по всем видам туризма, но и самовлюблённые и эгоистичные попутчики. Руководству­ясь корыстными целями они, казалось бы, во всём поддер­живают вас, а вы их целенаправленное угодничество по на­ивной доверчивости принимаете за поддержку со стороны верных друзей и относитесь к их далеко не отдельным неблаговидным поступкам снисходительно.

О подобных коварных попутчиках и просто беспринципных завистниках лучше поэтессы Арины Забавиной (РФ) трудно что-то сказать или добавить:

Не тратьте жизнь и время на людей,

Которые понять вас не желают,

Лишь кичатся упёртостью своей,

А мнения других не уважают.

Им бесполезно что-то объяснять,

Там в эгоизме главная причина,

Таких людей старайтесь избегать

Самовлюблённость их неизлечима.

Безусловно, таких людей повсеместно избегайте, но не вздумайте на них обижаться. Их «упёртость» — это их боль­шая беда, генетически ими унаследованная, т.е. хроническая и поэтому, «неизлечима». Следует лишь согласиться с Алексан­дром Буйновым, который в одной из песен о таких поёт:

«Прошу у Бога, суди не строго» (без продолжения — авт.).

С беспринципными завистниками всё просто и понят­но, а вот в дружбе, как и в диагностике, главное не ошибиться. В противном случае вам будет больно и обидно, а с корыстных «друзей», как с гуся вода.

К друзьям без кавычек у нас особое отношение, но при этом не следует забывать, что они обязаны строго соблюдать определённые границы дозволенного, как об этом очень точно поёт Александр Градский:

«Мы друзей за ошибки прощали, лишь измену простить не могли».

Самая страшная подлость, на которую способен тот, кого мы ошибочно считали другом, — это предательство, ко­торое действительно нельзя никогда и никому прощать, а мы порой об этом забываем.

Удивительно, но в жизни часто наблюдается диаме­трально противоположная реакция от далеко не близких для нас людей, когда не помешала бы чья-то помощь, которая, в общем, выглядит, казалось бы,  парадоксально:

«В трудных жизненных ситуациях на помощь зачас­тую приходят те люди, от которых не ожидаешь поддерж­ки. А близкие оказываются в стороне».

На основании личного жизненного опыта позволю себе всецело подтвердить верность первого и кардинально уточ­нить последнее предложение из цитаты от «Black Opium»:

«А из тех, кого вы считали близкими друзьями, в труд­ную минуту некоторые, возможно по-разному, но предадут вас и их не будет мучать то, что у них отсутствует — со­весть».

Более того, в таких случаях не следует никогда забывать одну из библейских Заповедей:

«Предавшие единожды — предадут повторно».

Поэтому, расставайтесь с подобными «друзьями» неза­медлительно, без всякого сожаления и, главное, навсегда.

 

Возраст и горные походы

Стареть не стыдно…

Глупо не признавать з

а жизнью права на свои законы.

Анна Опарина, поэтесса РФ

Как соизмерить уровень подготовки горника с предельным возрастом, позволяющим проходить технически трудные маршруты в условиях высокогорья? Речь идёт о тех, кто в состоянии и в дальнейшем работать в первой ударной связке, а не просто жумарить по навешенным другими пе­рилам, чем порой грешат великовозрастные руководители.

Спортивное долголетие горников зависит не только от технического и высотного опыта, состояния здоровья, но и от сложившихся жизненных обстоятельств.

Так, легендарный японский альпинист Юичиро Миура совершил восхождение на Эверест в возрасте 80 лет, а российский альпинист Сергей Понамарёв при подготовке к восхождению на Эверест скончался в 33 года от сердечной недостаточности при акклиматизационном выходе, успев подняться всего на 100 м выше базового лагеря «6400», где ночевал.

Сложившиеся жизненные обстоятельства могут спор­тивному долголетию способствовать или препятствовать. Так, в период развала страны автор вынужден был на протяжении ряда лет по договору с английской фирмой «Эксплор» водить по несколько иностранных групп в год, в том числе на Эльбрус с Приюта-11, правда далеко не всего состава и не всегда. Это позволяло поддерживать высокую спортивную форму, несмотря на возраст далеко не гранично рекомендуемый для высотных восхождений — не более 50 лет [4].

В дальнейшем водить коммерческие группы прекра­тил, так как активно занялся организацией и проведением высотных работ, более интересных, творческих и неперио­дических. Тренировки в межсезонье в необходимом объёме, для поддержания соответствующей формы, из-за отсутствия прежнего стимула и во многом, благодаря «матушке лени», значительно сократил. Да и времени на них в те бурные распадные годы просто не оставалось. И когда, будучи ру­ководителем горного похода V к.сл., прошёл в лидирующей связке все перевалы и совершил восхождение, но при этом почувствовал, что на пределе допустимого для себя всестооннего напряжения, повесил на стенку подаренный мне на 60-летие фирменный ледоруб и принял решение закончить «карьеру» походника.

А вот позволить себе водить группы в походы I-III к.сл. или, тем более, что бы меня разгружали участники в походах высших категорий, несмотря на то, что подобные предложе­ния неоднократно вначале поступали, согласия не давал, так как никогда ранее на подобное не шёл, ибо не было в этом необходимости, а поэтому не мог позволить себе такого и в период окончания своего походного периода жизни.

Хотел, чтобы горняки запомнили меня руководителем и лидером в группе или в отделении на сборах при прохождении спортивных маршрутов V и VI к.сл. Это было всего лишь моё личное убеждение и насколько оно верное — судить другим.

Меня могут упрекнуть, что надо было заняться подго­товкой новичков или обучением разрядников, но отдал пред­почтение, уверен, не менее важному делу — возрождению горных соревнований, которые повсеместно перестали прово­дить в стране. Кроме того, за выступления на дистанциях в постсоветский период стали присваивать разряды и даже зва­ние МС, а существующая самодеятельная система проведения соревнований и подведения итогов требовала кардинальных преобразований, чем автор успешно и занялся.

 

Отношение к обучению в туризме

Мы все учились понемногу.

Чему-нибудь и как-нибудь.

А. С. Пушкин

Это многократно дискутируемая, избитая и в чём-то даже заезженная тема, а порой стыдливо умалчиваемая [1]. Однако, учитывая значимость повышения квалификации для горников по мере повышения к.сл. маршрутов, к вопро­сам обучения придется возвращаться и не раз.

Следует напомнить, что в период 1928-1936 г.г. именно горными туристами в составе ОПТ, а затем ОПТЭ, в силу настоятельной необходимости в подготовке кадров, было проведено целый ряд, пусть не всегда удачных, школ и учебно-тренировочных походов в различных горных райо­нах, а не только на Кавказе [2]. Однако после ухода горников из туризма потребность в обучении, кроме подготовки ту­ристских организаторов, стала невостребованной ни одним из видов туризма, а поэтому повсеместно была упразднена. Кто-то из ведущих туристов задавался, казалось бы, три­виальными вопросами напрямую или косвенно связанными с обучением, которые неоднократно поднимал автор [1,3].

Почему участию в соревнованиях на дистанциях са­мого низкого ранга предшествуют хоть какие-то тренировки перед выступлениями, а участники горных походов перед выходом на маршрут, за редким исключением, ни тренировочных сборов, ни разноплановых занятий не про­водят? В отличие от альпинистов у нас все всё умеют, и все всё знают?

Почему в туризме культивируется походный опыт, а не общепринятые в других видах спорта — спортивные разряды? На это «почему» ответ будет дан в дальнейшем (с. 27).

Почему инструкторское звание, приравниваемое в ту­ризме к тренерскому, в отличие от того же альпинизма, ни­кого из спортивных туристов не интересует?

Почему в спортивном туризме отказались не только от системного и целенаправленного обучения, в т.ч. и инструк­торов, но даже от недостаточно эффективного самообучения, т.е. вне учебного мероприятия и без участия преподавателей, но с последующей обязательной сдачей экзаменов по теории и практических зачётов квалификационным комиссиям?

Отвечу на последнее и с бородой «почему» из числа многих и даже не озвученных, но для убедительного обосно­вания ответа на это «почему» придется вернуться далеко в довоенный период, который потянет за собой новые «почему». Апологеты самодеятельного, а не спортивного туризма, утверждают, с одной стороны, системного обучения в туриз­ме нельзя добиться, но главное, в предпоходной подготовке, как у альпинистов, у туристов нет насущной необходимос­ти, так как всему участники обучаются при прохождении маршрутов по мере повышения их к.сл.

Таким образом, всплывают ещё два новых вопроса: «почему» в обучении нет необходимости и «почему» системно­го обучения нельзя добиться? Предлагаются и на них ответы.

До распада страны оформляли и присваивали разряды непосредственно в системе туризма, т.е. была стопроцентная возможность постоянно осуществлять за этим повсеместный контроль. Следовательно, добиться обязательного присвое­ния разрядов могли, но явно просто не хотели. Раз не хотели, то «почему» и «кто» не хотел?

С одной стороны, ЦСТЭ интересовала не спортив­ность в туризме, а массовость, а для получения разрядов, только которые давали бы право на участия в походах бо­лее высокой к.сл., понадобилось бы проходить соответству­ющий этап обучения с проверкой персональной готовности к походам более высокой к.сл., как в том же альпинизме. А это влекло за собой не только усложнение, но неизбежный и, главное, принудительный и достаточно большой отсев туристов по несоответствию участвовать в спортивных по­ходах более высокой к.сл., а не существующий достаточно редкий уход по личной инициативе. В альпинизме, где пре­валирует уровень индивидуальной подготовки, только при­мерно 20% из числа изначально увлечённых горами, остают­ся в этом виде спорта, т.е. отсеиваются 80% [4, с. 20]. При необходимой массовости индивидуальный отсев, пусть даже около 50% и только в одном горном туризме, для ЦСТЭ был не просто нежелательным, а крайне недопустимым.

С другой стороны, представители пешеходного и им подобных видов туризма в период 1936-1965 г.г. на необхо­димости системного обучения не настаивали, так как осо­знавали, что с повышением к.сл. путешествий необходи­мость в повышении технического уровня подготовки у их участников практически отсутствует, так как всё те же по­вторяющиеся кочки, жерди, брёвна и переправы, отличаю­щиеся протяжённостью и не более. Повсеместно культиви­ровалось также занятие ориентированием для поддержания физической формы, навыков работы с компасом, которое в 1975 году выделилось в самостоятельный вид спорта.

Ярким подтверждением отсутствия значимого роста технической трудности маршрутов по мере повышения к.сл. путешествий, могут служить известные автору примеры. Так, в конце 80-х годов Михаил Аптин (Криворожская ФТ) с опытом пешеходного похода II к.сл. на Алтае, успешно прошёл пешеходный поход V к.сл. в Восточных Саянах и на вопрос, как и что, ответил, что физически было очень труд­но, но недостатка в технической подготовке на всём протя­жении абсолютно не ощущал.

Чтобы подобное утверждение не выглядело надуманным, сошлюсь на аналогичное воспоминание авто­ритетного туриста М.Ю. Васильева, впоследствии МС, член ЦМКК и лыжной комиссии. В 1974 г., по его утверждению, имея опыт лыжного похода всего I к.сл., успешно прошёл в тех же Восточных Саянах лыжный поход V к.сл., который был, безусловно, далеко не проще пешеходного [2, с. 276].

Устраивало ли подобное упрощённое право участвовать в походах более высокой к.сл. большинство руководителей и участников? Безусловно, да. Одним было проще формировать группы, а основной массе «хронических участников», не же­лающих и не способных руководить группами, без лишних хлопот и ответственности ходить в походы. То есть, и с низов подобный антиспортивный подход так же массово поддер­живался, как и большинством членов ЦМКК и ФТ страны.

Безучебная система в ЦТЭУ, а затем и в ЦСТЭ возни­кла в период 1936-1965 г.г. с благословления ведущих пред­ставителей других видов туризма, т.е. горники изначально вынуждены были принять такой антиспортивный подход к обучению, так как горный туризм возрождался в системе горно-пешеходных походов, а как гласит известная послови­ца: « В чужой монастырь со своим уставом не ходят».

Таким образом, возрожденный горный туризм оказал­ся в «прокрустовом ложе» не только пешеходной, а и всетуристской узаконенной безучебной системы.

 

Обучение и горный туризм

Если явление нельзя искоренить,

то его следует возглавить.

И.И. Ивлев, историк РФ

А может и горникам предпоходная подготовка так же не нужна, как пешеходникам и другим подобным видам?

В горных походах, начиная с III к.сл. и до VI к.сл., со­храняются те же виды препятствий (снег, лёд, скалы и пр.), но техника их преодоления по мере повышения к.тр. перевалов, в отличие от пешеходных маршрутов, постепенно видоизме­няется и усложняется. Одно дело пройти перевалы 2А к.тр., и совсем другое дело, без всякого сомнения, более технически трудные перевалы ЗА к.тр. Очень скоро реальные трудности маршрутов по мере повышения их к.сл. заставили горников искать какой-то выход по повышению квалификации.

Вдумайтесь, спустя всего 2 (два!) года после восста­новления в 1965 г. горного вида, именно из-за возникшей на­сущной необходимости повышать техническую квалифика­цию, уже в 1967 г. стихийно, как альтернатива обучению, а в дальнейшем востребовано на Всесоюзном уровне возникли соревнования по горной технике (далее — ТГТ). Их изначально пытались запретить, но они настолько приобрели массовый характер у горников, что ЦСТЭ вынужден был их узаконить. Сработал подход, указанный в эпиграфе к заглавию.

Вначале ЦСТЭ официально разрешил, а затем обязал СТЭ проводить городские и областные соревнования по ТГТ, а уже в 1974 г. (всего через 7 лет) рамках первого слёта горных туристов было проведено Первенство страны по ТГТ. Символично, что первое Первенство страны по ТГТ прошло спустя 25 лет именно в месте первого спортивного туристско­го лагеря горников — в Красной Поляне (см. далее). К прове­дению подобных соревнований по «технике» административ­но ЦСТЭ понудил и другие виды туризма [1]. Однако в целом проблема с должным уровнем обучения так и не была решена.

 

Обучение в послевоенный период

Непрерывная учёба минимальное требование

для достижения успеха в любой области.

Деннис Уэйтли, учёный, США

Прежде, чем начать массово обучать, необходимо было подготовить тренеров. Первая послевоенная школа по по­дготовке инструкторов горного туризма была организована в 1948 г. на Кавказе в районе Красной поляны на обычной турбазе С.Н. Болдыревым, в дальнейшем МС, старший ин­структор туризма. По его же инициативе и там же в 1949 г. работал первый в стране спортивный туристский лагерь по подготовке горников. Проводились учебно-тренировочные 3-4 дневные выходы в горы для проведения со слушателями снежно-ледовых и прочих практических занятий [2, с. 242].

Тем не менее, распространения подобная инициати­ва общественников по созданию учебно-спортивных баз по предпоходной подготовке горников со стороны ЦТЭУ, а за­тем и ЦСТЭ не получила, несмотря на то, что им был хорошо известен положительный пример альплагерей. Так коммен­тирует такое отношение к обучению со стороны ЦСТЭ в про­шлом ответственный секретарь ЦМКК Г.Г. Котов:

«Какое-то время, ещё до моего прихода (работать в ЦСТЭ в 1971 г. — авт.), предполагалось, что на туристских базах будет серьёзное обучение туристским навыкам… Но вскоре и это забросили, потому, что для успешной коммер­ции обучение было не нужно» [2, с. 281].

Этим всё сказано. Создание УСБ при турбазах при­вело бы к сокращению мест для плановых туристов, даю­щих доход, а это не входило в планы ЦСТЭ. Сооружение новых корпусов для УСБ и организация их функционирова­ния (снаряжение, обслуга и пр.) требовали дополнительных финансовых затрат, хлопот и забот, что ЦСТЭ, тем более, не могло устраивать.

Кроме того, создание УСБ способствовало бы повышению спортивности в туризме, а это не только не вхо­дило в планы, но всецело противоречило политике ЦСТЭ.

И ещё, что немало важно, УСБ реально были необходимы только горникам, т.е. их создание усилило бы и так существующее ревностное отношение других видов к горному туризму. Это отлично понимали такие известные и уважаемые горники и, одновременно, работники ЦСТЭ, как Ю.В. Гранильщиков, В.Ю. Попчиковский, с которыми об этом неоднократно беседовал автор, а также, безусловно, и их коллеги.

Сыграв в определённый период значимую роль в про­паганде туризма в стране, по мнению того же Г.Г. Котова:

«… самодеятельный туризм перестал вписываться в его (ЦСТЭ — авт.) коммерческую деятельность» [2, с. 300].

Это утверждение не просто КМС по туризму, а штат­ного работника ЦСТЭ, так как в период с 1965 и по 1991 годы ответственными секретарями МКК всех уровней могли быть только штатные работники.

Трудно себе представить, чтобы новичков без предва­рительного обучения допустили к выступлениям по спортив­ной гимнастике, акробатике или впервые ставшему на конь­ки к участию просто в конькобежных соревнованиях. Ни в каком другом виде спорта подобное недопустимо, так как за уровень подготовки, который определяет безопасность выступлений, тренер несёт уголовную ответственность.

А в пешеходном туризме и не только, это возможно, так как все умеют ходить, ездить на велосипеде и т.д., и этого вполне достаточно, чтобы без предварительной подго­товки участвовать в подобном видовом путешествии даже далеко не II к.сл. (с. 20).

«Если нечему предварительно обучать по мере повышения к.сл. маршрутов, так какой это спорт? Триви­альное передвижение с грузом на разные расстояния и не бо­лее. Аналогично бурлакам, т.е. без всякого обучения в лямки и вперёд».

Тем не менее, руководство ЦСТЭ понимало, что постоянный рост несчастных случаев при отсутствии тренеров и наличия безучебной системы, особенно в горном туриз­ме, требует принятия каких-то мер и ряд из них в 1981 году были приняты, но с опозданием [2, с. 427]:

  • вышло новое Положение «Об общественных турист­ских кадрах», предусматривающее проведение школ НТП- А и Б, СТП и ВТП, а также СИП и ВИП, но не был окончательно решён вопрос их финансирования;
  • создаются, в том числе и с кафедрой самодеятельно­го туризма, Центральные курсы повышения квалификации, преобразованные затем в Институт ЦСТЭ. Однако вопро­сами обучения самодеятельных туристов вновь образован­ная кафедра непосредственно сама не занималась, а лишь выполняла контролирующие функции.

В 1981 году подлил «масло в огонь» намеченный первый Чемпионат СССР по туризму и многие группы в борьбе за призовое место максимально усложнили маршруты, а гор­ники тем более, так как им повысить трудность было доста­точно просто. Последовал небывалый всплеск массовых НС с летальными исходами. Ответная реакция ЦСТЭ последова­ла, как и в 1961 г., в виде временного запрета на проведе­ние походов выше III к.сл. По сути дела, произошло второе запрещение спортивного туризма с упразднением 2-го, 1-го и КМС разрядов, а также звания МС.

В 1982 году все запреты отменили, а необходимость обучения в туризме теперь уже свыше была декларативно на­вязана ЦСТЭ. Школы стали финансировать, но, тем не менее, руководство продолжало рассматривать обучение не как обя­зательное и системное повышение спортивной квалификации всех участников походов, а как одну из форм привлечения, расширения и популяризации туризма через проводимые школы. Справки об участии в походе продолжали оставаться определяющими для допуска к походу более высокой к.сл., а Справки, подтверждающие о пройденном предварительном обучении соответствующего уровня подготовки при выпуске на маршрут повсеместно игнорировались.

Через год в новых «Правилах» (1983 г.) ЦСТЭ полнос­тью снимает с себя ответственность не только за обучение, но и за самодеятельный туризм в целом, перекладывая её на проводящие организации (предприятия, ВУЗы и пр.). Их ру­ководство, безусловно, не хотело быть «козлами отпущения» и стало чинить всевозможные препятствия своим подопечным для участия в походах и путешествиях, а в результате — резко усложнился и сократился выпуск групп.

Более того, и само ЦСТЭ вводит ряд неоправданных ограничений. Так, стали требовать наличия в каждой группе официально обученных лиц по оказанию первой медпомощи пострадавшим. А вопрос кто, где и за чей счёт будет обучать, оставался открытым. Правда, в утверждённых через четыре года «Правилах» (1987 г.) под всесторонним давлением ЦСТЭ вынужден был вновь принять на себя ответственность за са­модеятельный туризм, а также упразднить ранее принятые надуманные и несостоятельные ограничения [2, с. 317].

Из-за антиспортивного подхода ЦСТЭ, проводимые им в советское время школы всех уровней подготовки, при­влекали слушателей не как мероприятие по обучению, на которое отводилось всего несколько дней для лекционных занятий, остальные дни — прохождение маршрута. Участие в них рассматривалось, как возможность побывать в новом для себя районе или получить право проходить походы более высокой к.сл., так как в ряде случаев на местах отсутство­вали такие возможности. А зачастую, как шанс бесплатного участия в путешествии, проводимом в отдалённом районе в рамках учебных, в кавычках, мероприятий.

Часто доминировали первая, вторая и третья причины вместе взятые. В то же время СТЭ использовали направле­ния в школы не столько для обучения, а как поощрение на­иболее активных общественников своей федерации.

И в заключение, перечисленные выше и другие актуальные «почему» руководство и актив федерации должны постоянно себе задавать, чтобы искать и находить пути решений существующих проблем. Однако заниматься следует не уточнением пусковых моментов, озвученных ав­тором и вызвавших реально наличествующую хроническую болезнь в системе туризма, так как время начала её лече­ния безнадёжно упущено и теперь работать предстоит не с причинами возникновения той или иной проблемы, а уже со следствиями следствий.

 

«Ноу-хау» самодеятельного туризма

Ты никогда не решить проблему,

если будешь думать так же, как и тот, кто её создал.

Альберт Эйнштейн

С одной стороны, в туризме перед прохождением маршрутов более высокой к.сл, не узаконено, т.е. отсутству­ет требование о необходимости системного и обязательного предварительного обучения, но и этого оказалось ЦСТЭ и поддерживающего его активу недостаточно. Дополнитель­но, для увеличения массовости было введено и такое антиспортивное туристское «ноу-хау», как наличие в группе 30% участников с опытом похода на категорию ниже. Так, имея опыт похода II к.сл., допустимо участвовать в походе IV к.сл., т.е. минуя прохождение маршрута III к.сл., и так от II и до V к.сл.

Предвижу возражения со стороны представителей старой школы в оправдание процентников: таким об­разом, мы проводим обучение участников походов более высокой к.сл. А где же при этом пресловутое поэтапное обучение при последовательном прохождении маршрутов более высокой к.сл.?!

Тогда может подобное туристское «ноу-хау» предложим и в школах? После окончания 2-го класса 30% учеников мо­гут продолжать учёбу в 4-ом классе, минуя 3-ий класс. Ведь в 4-ом классе повторяют материал 3-го класса. Скажете — это глупо. Согласен, а в туризме подобные глупости допустимы? Выходит, да, и для их реализации пешеприверженцы отка­зались в туризме от разрядов и вот почему.

Положения (Регламенты) проведения любых спор­тивных соревнований строго оговаривают минимальный разряд допуска к выступлениям, в том числе и на дистан­циях, так как соответствующий разряд, получению кото­рого предшествуют многомесячные учебно-тренировочные занятия, подтверждает соответствующую квалификацию спортсменов. А для передвижения с грузом при отсутствии технической, а не физической трудности, полностью согла­сен, разряд не нужен, так как отсутствует необходимость в спортивной квалификации.

Вынужден ещё раз повторить:

«Если нечему предварительно обучать номере повышения К.СЛ. маршрутов, так какой это спорт? Тривиальное пе­редвижение с грузом на разные расстояния и не более» (с. 24).

Возможен ещё один «убедительный» довод со стороны представителей старой школы: процентники разгружают рюкзаки и не только лидеров за счёт перераспределения группового груза. Это действительно так, но вместо «шерпов-носильщиков» квалифицированные горники не только раз­гружали бы рюкзаки лидеров, но и их самих путём периоди­ческой подмены на маршруте, что ускоряло бы прохождение и повышало безопасность, так как лидерами были бы пусть даже относительно, но отдохнувшие участники группы. Кро­ме того, «шерпам-носильщикам», в отличие от «шерпов-проводников», не засчитывают восхождения, а в туризме, поход засчитывают всем, просто побывавшим на маршруте.

То, что именуют «обучением» 30-процентников через одну к.сл. — это сродни недопустимому бросанию не умеющего пла­вать в воду (выплывет, не выплывет), ставшего анекдотичным примером. Более того, такой «подопытный кролик» из числа процентников, в дальнейшем получает право снова участво­вать таким же процентником в походе через одну категорию. В справке о походе не предусмотрено указывать, кто был процентником, а отчёты о походе — удел архивов и Интернета.

Процентники — это итог повсеместного игнорирова­ния в туризме не только уровнем предпоходной подготовки, но и бездумное узаконивание допуска отдельных участников в составе группы к прохождению маршрута более высокой к.сл. без опыта участия в походе предыдущей к.сл.

Подобная вседозволенность недопустима в других ко­мандных видах спорта (эстафетах, волейболе, футболе и пр.), в которых каждый участник должен обладать достаточной квалификацией, чтобы личным техническим, а не физи­ческим вкладом обеспечить достижение запланированного результата, а не исполнять роль шерпа-носильщика. В про­тивном случае, зачем он нужен, если его обязанности вели­колепно выполнит высококвалифицированный горник?

Если туризм, один из видов спорта, так почему у нас подобное допустимо? Что будут делать два оставшихся процентника, если на маршруте остальные четыре горника из шести в группе окажутся, в лучшем случае, просто без со­знания? Подобное исключено или его последствия никого не волнуют?

Ещё один печальный вывод относительно антиспортивной системы организации «обучения» в туризме:

Процентники — это наглядный пример ускоренного выращивания плохо подготовленных участников для увеличения численного количества групп, т.е. массовости в ущерб безопасности и повышению спортивности горников.

Была ли необходимость в процентниках для совер­шенствования спортивного туризма? Безусловно, нет.

А для массовости по запросу ЦСТЭ? Несомненно, да.

 

Обучение и тренер

Учитель не тот, кто учит, а тот, у кого учатся.

А. Кашпировский

Общеизвестно, что каждый занимающийся любым видом деятельности обязан постоянно повышать уровень своей ква­лификации. Занятия горным туризмом этого, безусловно, тре­буют. Следовательно, обучение, а в дальнейшем и повышение квалификации — первооснова успеха любого вида деятельнос­ти, т.е. процесс постоянный и непрерывный. Ведь не случайно родилась народная поговорка: «Век живи — век учись», — о чём руководители ФСТ почему-то забывают.

К сожалению, человек устроен так, что далеко не все готовы обучаться по собственной инициативе. Каждый че­ловек находится в привычной для себя среде обитания. И если вы навязываете ему что-то новое (не просто участие в походе более высокой к.сл., а только после предварительно­го обучения), тем самым вы нарушаете привычную для него «зону комфорта», что вызывает внутренний протест, как и всё новое, что не исходит от его личного желания.

Способствовать повышению квалификации должна существующая система, стимулирующая и обязывающая это делать каждого. УСБ в сочетании с разрядными нормати­вами, определяющими уровень квалификации спортивных туристов, прекрасно этому бы содействовали, но подобного в системе туризма ни ранее, ни сегодня не было, и не пред­видится. И это притом, что занятие, в частности, горным туризмом, как и любым другим видом спорта, о чём сви­детельствует печальная статистика, требует постоянного со­вершенствования индивидуальной техники и на первых по­рах под непосредственным руководством опытного тренера,

Существует ошибочное мнение, что тренером, как мно­гие считают, может быть каждый высококвалифицированный спортсмен. Это далеко не так [1, 3]. Тот, кто обучает, использует также и определённый педагогический инструментарий, с помо­щью которого передаёт свои знания другим. Как изначально про­изводственник хорошо усвоил, прежде чем выбирать необходимый инструментарий, следует не просто знать, что ты будешь делать, а главное для успеха, с какого материала и как ты это будешь делать.

Тренером может стать горник, который обладает не только организаторскими, но и педагогическими способнос­тями, отличающийся целеустремлённостью и добросовестным отношением к своей работе, а также, что весьма важно, ему должно быть свойственно самопожертвование, особенно в данный момент. Каждый обучаемый — своеобразная личность, требующая индивидуального подхода и задача тренера найти ключик к его душе, тогда успех гарантирован. Тренер не мо­жет работать, как чиновник — прочитал лекцию, показал, что и как правильно, и считать, что свои обязанности выполнил.

Настоящий тренер не тот, кто может обучать, а тот, кто не может не обучать, так как будущее спортив­ного туризма ему не только не безразлично, а по-настоящему волнует и он считает обязательным и необходимым переда­вать свои знания и умения подрастающему поколению.

 

Туризм в постсоветский период

Не всякое продолжение есть развитие.

Бальтасар, фил. XVI в.

Однако, оглянувшись назад, надо было вернуться в сегоденье и посмотреть в будущее, и что там увидел автор?

Профсоюзное массовое финансирование обучения и проведения спортивных походов, за возможным исключени­ем сборных команд перед Чемпионатами, стало достоянием истории. Рассчитывать на «голый энтузиазм» младо обще­ственников, предельно прагматичных — весьма призрачная затея, на добрых дядь спонсоров — повезёт мало кому. Какое-то финансирование возможно со стороны профсоюза ВУЗов.

Как вполне реальная альтернатива — обязать законо­дательно многочисленные туристские коммерческие фирмы, число которых будет множиться, делать отчисления на прове­дение целенаправленных учебных мероприятий (куда, сколько и как — не вопрос). Не секрет, что отдельные фирмы и предпри­ниматели, в прошлом спортсмены, паразитируют на выпуске коммерческих групп под видом спортивных, осуществляя велотуры за границу, восхождения на Эльбрус и пр. Им это выгодно, а какая от этого финансовая польза федерациям спортивного туризма, услугами которых они пользуются?

Следовательно, для развития спортивных видов ту­ризма нужна целенаправленная государственная политика и разработанная специальная программа, без которой даль­нейший прогресс в этой области немыслим. Но дело, к боль­шому сожалению, не только в отсутствии финансирования.

Туризм в своё время обосновано потерял ориентирование и спелеологию, однако не заинтересовался горным велосипедом, как минимум, и рядом другим, изначально туристским, так как испугался их спортивности. А что приобрёл взамен — парусников? Скажем прямо, не густо.

В родственном нам альпинизме только за постсоветский период появились такие новые виды, как ски-альпинизм, хайкинг, лёдолазание, big Wall (большая стена), боулдеринг и пр.

В чём причина не просто топтания на месте, а потери исходных позиций, и есть ли у туризма перспективы на раз­витие, а если да, что этому препятствует?

А пока, как и проведение походов, единственный выход на сегодня — это обучение на коммерческой основе.

 

Развивается спортивный туризм или …?

Момент, когда ты прекратишь совершенствовать

свою организацию, будет началом её конца.

Боб Парсонс, милиардер США

Наука, искусство, производство, спорт и любой дру­гой вид деятельности, в том числе и спортивный туризм, для своего развития требуют наличия трёх факторов: востребо­ванности, постоянного совершенствования, а также финан­совой поддержки, о которой уже было сказано.

Определённая востребованность в горном туризме су­ществует, и будет в дальнейшем существовать, так как горы манили, и всегда будут привлекать любознательную и муже­ственную, а также уставшую от цивилизации молодёжь. Од­нако, сложившаяся без участия горного вида система туриз­ма на протяжении почти 30 лет (1936-1965 г.г.) не только не благоприятствовала развитию спортивности, но, как было отмечено, всячески этому препятствовала. Как не горько это признавать, но не только на уровне руко­водства ЦСТЭ, но и значительной часта ЦМКК и, даже, руководства ФТ страны. В итоге, в спортивном туризме сложилась классическая неповоротливая бюрократическая система, подтверждением чего может служить весьма наглядный простейший пример.

В 1933 г. Центральным Советом ОПТЭ впервые были созданы маршрутные комиссии, а позднее — квалификационные (здесь и далее выделено автором).

В 1955 г. ВК ФиС утверждает новую «Инструкцию о работе маршрутных комиссий по туризму» и «Инструкцию о работе квалификационных комиссий по туризму» [2, с. 197].

Однако в дальнейшем с целью централизации управле­нием эти две комиссии были объедены в единую Центральную маршрутно-квалификационную комиссию (далее — ЦМКК) с МКК в регионах и пр., которые выполняли до создания фе­дераций в определённой степени их функции.

Скоро 30 лет, как ликвидированы Советы по туриз­му, которые с подачи МКК присваивали разряды. Их функ­ции стали делом государственных спортивных структур. На сегодня МКК стала комиссией по оценке к.сл. заявленных и пройденных маршрутов, т.е. осуществляет их начальную и ко­нечную классификацию, следовательно, выполняет основную функцию только маршрутно-классификаци комиссии.

Более 25 лет автор обращает внимание руководства ФСТ стран на подобное несоответствие между названием и реальным содержанием деятельности МКК, но, как писал упомянутый нами дедушка И.А. Крылов: «А воз и ныне там».

Может ли успешно развиваться система туризма, на что также указывал автор [1, с. 22], при подобном догматичном подходе даже к элементарному уточнению? Вопрос для спортивного туризма далеко не риторический, так как требует не просто ответа, а решительного реформирования постсоветской структурной и организационной не спортив­ной, а самодеятельной системы, сложившейся в туризме на протяжении многих десятилетий и непоколебимо поддержи­ваемой отдельными представителями старой школы.

Отсутствие в любом виде деятельности стремления к развитию, приводит к застою и деградации. Старшее поко­ление, в основной своей массе, несклонно отказываться от привычного, т.е. с неохотой воспринимает различные нов­шества. Для успешного развития требуется творческое со­трудничество новых идей молодых, которых не останавлива­ют трудности нововведений, и практический опыт старшей, но творческой части поколения. Только в таком тандеме за­лог успеха.

 

Горный туризм в системе ФСТУ и в целом

Самая, лучшая форма учтивости, … —

это не совать нос в чужие дела.

Чарльз Диккенс

Неблагоприятно, как указано было ранее, сложились отношения между горным туризмом в лице ЦГК (центральной горной комиссии) и пришедшим к власти в 2000 году чиновничьим руководством ФСТУ, а так­же представителями близкого по духу ему руководства вело- и пешеходного туризма. Остальные в суть разногласий не вника­ли и по другим причинам слепо поддерживали «начальство».

Если руководству, кроме всего прочего, не хотелось морочить голову с предлагаемыми новшествами горников (дополнительные хлопоты, не от них исходят, а иногда про­сто из вредности и пр.), то представителей ряда других видов туризма, постоянно мучила затаённая зависть к горникам. Они многие десятилетия, и не только в Украине, топчутся на месте и не знают, как с этого утоптанного до неприличия мес­та сдвинуться в сторону спортивности, а горники постоян­но совершенствуют свой вид. Как после этого не поддержать ретроградское руководство ФСТУ на заседании Исполкома, состоящего, как указывалось, в основном из председателей видовых комиссий, и не воспользоваться в вопросах, касающихся нежелательного для них конкурентного вида своим неправомерным, в данном случае, правом на «непозволям»?

Кроме того, представители некоторых видов туризма порой придерживаются принципа: проголосую в угоду руко­водству ФТ, мне что, а «начальству» угожу, гляди и мне это зачтётся и пригодится в дальнейшем, если обращусь с прось­бой и, зачастую, неправомерной.

Решать на общем собрании жителей одной деревни, в частности, дояркам и животноводам, какие запчасти нужны или не нужны трактористам, как отмечал автор, — это абсурд­ный, недопустимый и тупиковый путь и, если мы в туриз­ме от подобной практики не избавимся, ни о каком разви­тии не может быть и речи. Есть общие вопросы, например, нормативы присвоения разрядов и звания МС, а есть сугубо видовые и никому не дано право решать за конкретный вид, если не затрагиваются интересы других видов и туризма в целом, что для него хорошо, а что плохо.

В подтверждение правильности подобного подхода, сошлюсь на высказывание по этому поводу авторитетного представителя водного туризма В.Г. Варламова, МС, некогда ответственного секретаря ЦМКК, что нельзя решать:

«,..частные вопросы отдельных видов (туризма — авт.) силами всех общественников сразу» [2, с. 275].

Более того, когда представители других видов туризма го­лосованием решают, что хорошо, а что плохо в другом виде — та­кой путь даёт возможность руководству федерации манипу­лировать в свою пользу и во вред не только конкретному виду, но, зачастую, и всему туризму в целом, в чём причастные многократно могли убедиться на конкретных примерах.

И ещё, многие нововведения горников представители других видов туризма впоследствии активно и успешно заим­ствуют и перенимают, и не только не сославшись, но, даже, не удосужившись извиниться за своё прежнее, понятно какое, поведение. Как утверждает известная английская пословица: «Кивать спелой лошади — тоже самое, что ей подмигивать». Стоит лишь уповать на то, что со временем у них всё же на­ступит желаемое нами прозрение. Ведь народная мудрость гласит: «Надежда умирает последней».

Уж очень хочется в эту несбыточную мечту поверить, как указывалось об этом и в публикации «мысли вслух» [1].

 

 

ИСПОЛЬЗОВАННЫЕ ИСТОЧНИКИ

1. Коган В.Г. О спортивном туризме вообще и о горном в частности (мысли вслух)- Днепро: изд. «Актуально освнга», 2017,- 108 с.

2. Спортивный, туризм в СССР и России (к истории развития)/автор-составитель А.А. Алексеев. — М.: САМ По­лиграфист, 2015, — 444 с.

3. Информационные сборники «Горный туризм» №№1-30/ составители В.Г. Коган и Т.Г. Дябло. — Днепропе­тровск.: РИК, типографии ДНУ и СПД Рубан, 2007-2016 г.г.

4. Пясик Д.Н. Психология альпинизма — Иерусалим (Израиль).: изд. «Достояние», 2009, — 226 с.

5. В мире мудрых мыслей — М.: изд. «Знание», 1962 г. и другие издательства в разные годы.

 

О СПОРТИВНОМ ТУРИЗМЕ ВООБЩЕ И  О ГОРНОМ В ЧАСТНОСТИ (мысли вслух)

Дополнение и первому изданию

Здано на складання 21.07.18. Підписано до друку 27.07.18.Формат 30x42x4. Папір офсетний. Гарнітура Таймс. Друк: плоский.Умовних друк. Арк. 6,28. Наклад 200 прим.

Видавництво: ТОВ «Домінанта принт»

Типографія СП Рубан

Коган В.Г. О спортивном туризме вообще и о горном в частности (мысли вслух) Дополнение к первому изданию. — Д.: Доминанта принт, 2018-31 с.

ISBN 978-617-7371-36-5

Представники гірського туризму стояли біля витоків ста­новлення спортивного туризму в 1928 р. Однак в силу ряду об’єктивних та суб’єктивних причин розвиток і становлення гір­ського туризму проходило досить складно і навіть трагічно.

На підставі бесід з очевидцями того періоду і даних літера­турних джерел, а також особистого досвіду автор захоплююче ви­кладає матеріал, що розповідає про історичні етапи, які пройшов гірський туризм з дня свого становлення, про його злети й падіння, про мінливості долі вчора і сьогодні. Публікація носить певний по­лемічний характер, в ній викладено бачення автора про минуле і те, що відбувається.

В даному додатку до першого видання [1] коротко наведе­но відповідні, можливо, з деякими повтореннями, на питання, які викликали різнопланові відгуки з боку окремих читачів та головне, що вимагають на думку автора, відповідних уточнень і більш пере­конливих і детальних обгрунтовань.

Наведений в публікації матеріал в рівній мірі зацікавить тих, хто робить перші кроки в гірському туризмі, активних спортсменів-горників, ветеранів туризму і просто читачів, які цікавлять­ся цим видом спорту.